Поиск

Меню сайта

Календарь

«  Сентябрь 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

...

Главная » 2011 » Сентябрь » 12 » Доказательства существования Бога. Аргументы науки в пользу сотворения мира
13:35
Доказательства существования Бога. Аргументы науки в пользу сотворения мира

Как небеса поведают славу Божию, так и человек, познавая мир, все лучше видит сияние Божества в Его творении. Но, обладая свободной волей, человек может противиться Богу, делать вид, что Его не видит.

Сколько раз мы с вами слышали, что «доказать существование Бога невозможно, как невозможно доказать и Его отсутствие». Но если со второй фразой можно согласиться (доказать отсутствие Бога действительно невозможно), то в пользу существования Творца имеются многочисленные научные аргументы, лишь небольшая часть из которых приведена в настоящей книге.

Знаменитое заявление наших советских космонавтов о том, что Бога нет, потому что в космосе они Его не видели, является лучшим примером логики, с помощью которой неверующие оправдывают свое неверие. В ответ на это космонавт другой страны заметил, что также Его не видел, но видел следы Его присутствия.

Неверное убеждение в том, что «наука доказала, что Бога нет», продолжает сохраняться и в 21-м веке, несмотря на то, что новые научные данные в различных областях естествознания явно указывают на вполне целенаправленный характер природных процессов и структур (Вселенной как целого, галактик, звезд, Солнца, планет, оболочек Земли, свойств микромира и — особенно отчетливо — живых организмов). При совершенно непредвзятом, т. е. нейтральном (как и должно быть в науке) отношении к изучаемым объектам, у исследователей совершенно непроизвольно возникает идея о Создателе и Промыслителе, Который придал миру упорядоченность, иерархичность и осмысленность, дал природе Свои законы, сотворил невообразимо сложные системы и непрерывно поддерживает их существование.

В учебно-образовательных заведениях, в «научно-популярной» массовой литературе и телепрограммах эти взгляды ученых, однако, полностью игнорируются и замалчиваются, и вместо них навязываются плоско-материалистические и эволюционистские концепции, давно уже опровергнутые современной наукой.

Вот, что пишет кандидат физико-математических наук Сергей Вертьянов в книге: «Происхождение жизни: факты, гипотезы, доказательства»:

«Еще вчера мы считали себя исшедшими из вещества вселенной мучительным эволюционным процессом. Казалось, что у нас за спиной миллиарды лет таинственного исхода из недр космоса, и будто даже ощущались пережитыми загадочные процессы перерождения неживой материи в простейшие организмы, появления чудовищных динозавров, возникновения самосознания у обезьян и превращения их в человека... Нам было привычно мыслить, что вселенная существовала всегда, в сложнейших явлениях звездной эволюции порождая очаги разума, вспыхивающие ярким светом и трагично гаснущие в космических катастрофах — вечный океан материи, иногда выбрасывающий на берег времени изумительной красоты цивилизации, чтобы снова их поглотить, сохраняя в молчании свою тайну... Таков космический пейзаж материализма, в котором наша жизнь — случайный каприз природы, наш жребий родиться, чтобы потом умереть и навсегда исчезнуть в космических глубинах. А как устроен мир на самом деле? Не поверхностно ли мы знаем современную науку? В естествознании, особенно в последнее время, накопилось множество фактов, не вписывающихся в привычные теории...

Факты молекулярной физики, генетики и биохимии полностью доказывают невозможность случайного самопроисхождения живых существ... Может ли обезьяна, шлепая по клавишам, случайно набрать «Войну и мир»?.. Ожидая случайного появления одной простейшей клетки даже в идеальных гипотетических условиях, мы надеемся на то, что обезьяне удастся 20 ООО раз подряд и без единой ошибки набрать «Войну и мир»! Смешно рассчитывать на подобные события... Если мы взглянем на скульптуры Микеланджело, то с уверенностью скажем, что их создал человек, и притом талантливейший. Никому и в голову не придет, что такие произведения искусства случайно образуются сами в результате того, что каменные глыбы, срываясь с вершин гор и падая в пропасть, так чудно обтесываются. Отчего-то никто не рыскает по пропастям в поисках гениальных произведений искусства. Почему же мы, глядя на этот чудный и дивный мир, не утверждаем с уверенностью, что этот мир — прекраснейшее творение Высшего Разума!?

Сегодня, когда Россия заново открывает для себя истинность и красоту Священного Писания и вновь задумывается над смыслом своего старого и доброго имени «Русь Святая», мы переосмысливаем эволюционную теорию и с удивлением спрашиваем себя: как такое заблуждение вообще могло случиться? С потерей веры упал авторитет Писания и Святых отцов, стали казаться прогрессивными возникающие материалистические идеи. Еще в 1885 году наш знаменитый соотечественник Н. Я. Данилевский писал, что «теория эволюции не столько биологическое, сколько философское учение, купол на здании материализма, чем только и можно объяснить ее фантастический успех, научными достоинствами никак не объяснимый». Гипотеза Дарвина является абсолютной необходимостью атеизма, ведущего мнимую родословную всего живого от случайно зародившейся в мировом океане молекулы. Недаром отцы исторического материализма так любили Дарвина... Он закончил богословский институт знаменитого Кембриджа, но его взгляды сильно «эволюционировали». Приведем одно из его светлых высказываний, которое, может быть, охладит пыл современных эволюционистов. Хотя некоторые из них и утверждают, что слова эти написаны им в минуты отчаяния, вдохновенный тон автора свидетельствует за себя: «Невозможность признания, что великий и дивный мир с нами самими, как сознательными существами, возник случайно, мне кажется главным доказательством существования Бога!».

Теория эволюции... останется в памяти поколений весьма занимательной и поучительной фантазией на тему: «как могла бы произойти жизнь на Земле без Творца, если бы это было возможно». Историей глубокомысленных рассуждений и правдоподобных доводов, невероятных откровений и скандальных сенсаций, — тщетных усилий мятущегося человеческого духа, пожелавшего обойтись без своего Создателя».

Вопрос о происхождении тесно связан с вопросом о смысле, цели, достоинстве и надежде. Есть ли смысл в человеческой жизни? Стоит ли продолжать жить, когда жизнь теряет свою привлекательность? Обладаем ли мы, человеческие существа, ценностью и достоинством? Есть ли у нас надежда перед лицом зла, страдания и смерти? Ответ на все эти вопросы зависит от ответа на вопрос «почему мы существуем», почему существует вселенная, земля, жизнь, мы сами?

Мы верим в то, что все существующее — до последнего атома — создано и поддерживается в бытии личностным, всемогущим, и нравственно благим Богом. Мир создан из ничего, Ex Nihilo, как говорят по латыни. Единственная причина существования мироздания — в том, что Бог его создал, и единственная причина, по которой оно продолжает существовать — в том, что Бог поддерживает его существование. Мироздание подобно симфонии, картине или поэме — у него есть Автор. Большинству людей — в том числе неверующих — знакомо чувство восхищения перед произведениями искусства, чувство удивленного почтения, которое мы испытываем по отношению к великим художникам, поэтам или композиторам. Нередко похожее чувство мы испытываем, созерцая красоту природы или красоту людей; христианство говорит, что и у этой красоты есть Автор. Верующие Библейских времен изумленно восклицали «дивны дела Твои, Господи, и душа моя вполне сознает это».

Мы, как человеческие существа, обладаем неотъемлемой ценностью и достоинством; наша жизнь имеет глубокий смысл; наши поступки обладают абсолютной моральной значимостью; у нас есть надежда — все это основано не на чем-то, что могло бы измениться, но на реальности Творения.

Глава 1 ТАЙНА ПРОИСХОЖДЕНИЯ ВСЕЛЕННОЙ

НЕТ В МИРЕ СЛУЧАЯ

Ныне считают уже пустым и вульгарным тот старый, античный аргумент, который признавал немыслимым, что двадцать четыре буквы греческого алфавита могли сами собою произвести Илиаду, а между тем нельзя не видеть, что именно эту гипотезу, эту возможность должны принять и защищать догматические материалисты. В самом деле, Илиада ведь есть только один частный акт человеческого разума, который совершил кроме этого акта еще тысячи других не менее удивительных вроде, например, открытия системы мира и его законов. Искусство, наука, мастерство и все человеческие произведения есть не что иное, как приложения разума. Чтобы эти бесчисленные приложения оказались возможными, нужно было целым миллионам этих живых и чувствительных клеточек подобно буквам типографии, повинующимся только физическим и химическим законам и не имеющих абсолютно ничего общего с тем, что мы называем разумом, собраться и расположиться в таком порядке, при котором бы не только Илиада, но и все чудеса человеческого разума стали возможными. Потому что, если бы эти клеточки в своей слепой пляске приняли иное направление или движение, если бы вместо того, чтобы двигаться унисоном, ритм их движений был против такта, если бы произошел хоть малейший беспорядок в их относительных положениях и воздействиях, то результатом этого был бы уже не разум, а безумие, как показывает опыт; ибо известно, что и малейшего удара, нанесенного равновесию мозга, достаточно, чтобы расстроить его пружины и остановить игру.

Один шотландский философ мудрый Беатти возымел идею — заронить в душе своего маленького сына веру в Провидение и употребил для этого в дело такое доказательство. Мальчику было пять или шесть лет и он уже начинал читать, но отец не хотел еще говорить ему о Боге, полагая, что в таком возрасте он не мог бы еще понять таких уроков. Чтобы возбудить в его уме эту великую мысль, он придумал такой соразмерный с его возрастом способ. Никому ничего не сказав, в одном уголке маленького своего садика он начертил на земле пальцем три начальные буквы имени своего сына, насыпал в бороздки семян брункресса и, прикрыв эти семена землею, заровнял место.

«Дней десять спустя, — рассказывает он, — мальчик прибегает ко мне и с удивлением извещает, что он нашел свое имя начертанным в саду. Я засмеялся при этих словах и показал вид, что не придаю никакого значения его рассказу. Но он настоял, чтобы я непременно пошел посмотреть, что случилось. Придя на место, я сказал сыну: «Твоя правда, я вижу, что это действительно твое имя, но тут нет ничего удивительного; это простой случай» и с этим стал удаляться. Но он не отставал от меня и сказал с полною серьезностью:

— Быть не может, чтобы это был простой случай, непременно кто-нибудь приготовил и посеял семена, чтобы произвести это следствие.

Может быть, и не таковы были подлинные слова его, но такова была сущность его мысли.

— Так ты думаешь, — сказал я ему, — что ничто кажущееся нам столь правильным как буквы твоего имени, не может быть произведением случая?

— Да, — отвечал он твердо, — я так думаю.

— Но если так, — сказал я ему, — то посмотри же теперь на себя самого, на твои руки с пальцами, на ноги и все члены — не кажутся ли они тебе правильными по форме и полезными в употреблении?

— О, да, конечно, — был его ответ. — Могло ли все это быть следствием случая? Разумеется, нет, но непременно кто-нибудь должен был мне все это устроить.

— Кто же это? — спросил я.

— Не знаю, — отвечал мальчик.

Тогда я назвал ему имя великого Существа, создавшего весь этот мир и сообщил ему некоторые понятия о Его природе, подходящие к его возрасту. Урок этот глубоко врезался в его душу, и он никогда потом не мог забыть его, как не забыл и обстоятельства, которое дало повод к нему».

(из книги Поля Жанэ «Конечные причины»)

ПРОБЛЕМА «ПЕРВОЙ ГЛАВЫ» В НАУКЕ

Шутка: Умер некий видный ученый и его душа предстала перед Богом. Очарованный количеством и глубиной своих знаний, ученый с дерзостью заявил Творцу: «Мы, люди науки, пришли к заключению, что больше не нуждаемся в Тебе! Мы постигли все тайны и знаем все, что знаешь Ты: умеем пересаживать сердце и любые органы тела, умеем клонировать людей, создавать новые виды животных и растений... Словом, мы можем делать все, что раньше считалось чудесным и приписывалось Твоей мудрости и всемогуществу».

Господь терпеливо слушал тираду самовосхваления зазнавшегося ученого, и, когда тот умолк, предложил ему:

— Хорошо! Чтобы проверить, нуждается ли еще во мне человечество или нет, проведем небольшое состязание в творчестве.

— Отлично, — ответил ученый, — что хочешь, чтобы сделал я?

— Мы вернемся к начальной эпохе и создадим первого человека, Адама.

— Прекрасно! — ответил ученый и нагнулся, чтобы зачерпнуть горсть пыли.

— Эй, не так быстро! — остановил его Творец, — ты используй твою собственную пыль, Мою же не трогай!».

Этот анекдот иллюстрирует тех зазнавшихся умников, которые, очарованные успехами науки, наивно предполагают, что вот-вот наука всё объяснит, так что религии нечего будет делать. Однако такие недалекие люди не замечают того очевидного факта, что научные книги и статьи начинают со «второй главы» — как развиваются явления! А «первая глава», которая пролила бы свет на Первопричину того, откуда все произошло — отсутствует!

Откуда, например, возникла первичная энергия-протоматерия, из которой потом все развернулось в наш необъятный космос. Почему законы природы так тонко сбалансированы, чтобы сделать возможным возникновение жизни и разумного человека. Как хаос мог породить такую изумительную гармонию и красоту на всех уровнях бытия? — Ответы на эти принципиальные и важнейшие вопросы во всех научных работах отсутствуют — и по понятной причине: ответ находится за пределами познаваемого. Вот тут именно и обнаруживается надобность в Божественном откровении. Все окружающее нас прекрасно и гармонично, но для чего существует оно? Есть ли цель в моем существовании? Что ждет меня «там»?

Обсуждая эти принципиальные вопросы, мы сталкиваемся с парадоксом: когда о них высказывается верующий человек, то он будет говорить то, чему научен из Божественного откровения. Он будет выражать свое убеждение в существовании личного, премудрого, всемогущего и милостивого Творца, Который всё предусмотрел и устроил для нашего вечного блага. Когда же по этим вопросам высказывается человек, хотя бы и очень образованный, но который придерживается материалистического или оккультного мировоззрения, то те свойства, которые христианская вера приписывает Творцу, он будет приписывать некоей безличностной Первопричине — будь то некий непознаваемый Абсолют, или некая космическая энергия. В понимании верующего человека Бог — вечен, а в представлении неверующего — вечна безличностная Первопричина; верующий признает Бога вездесущим и неограниченным, а неверующий верит в бесконечность пространства; верующий признает Бога премудрым создателем мира и его законов, а неверующий говорит о разумности законов природы, которые «сами собой», непрерывной цепью счастливых случайностей привели к возникновению разумного человека.

Категория: ЧТИВО | Просмотров: 802 | Добавил: ivan | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: